Основной целью экспедиции "Шельф-2010" было изучение строения морского дна по профилям для обоснования Заявки РФ в Комиссию по континентальному шельфу на расшерение внешней границы континентального шельфа. Работы проводились в двухсудовом варианте: впереди путь во льдах прокладывал атомный ледокол Ямал, а за ним следовало НЭС "Академик Фёдоров", на котором были установлены многолучевой эхолот и профилограф.

     Работы в этой экспедиции, проводимые ФГУП "ВНИИОкеангеология", включали в себя авиадесантные сейсмические зондирования с целью изучения рельефа дна и выявления структуры осадочного чехла в точках, труднодоступных для прохождения основного каравана исследовательских  судов.  Отряды,  состоящий из 2-3 геофизиков,  взрывника  и  охранника с

ружьём, высаживалися на дрейфующий лёд в заданные точки с вертолёта. После этого вертолёт улетал, а группы занимались расстановкой сейсмической приёмной установки. Взрывчатое вещество, служащее источником упругих колебаний, опускалось в воду на глубину 10-15 м. В нужный момент производился взрыв и запись сейсмических колебаний сейсмостанцией СМ-22. После выполнения наблюдений отряды вызывали по рации пилота и загружались в вертолёт, чтобы лететь на новую точку измерений. Для проведения измерений на каждой точке отрядам требовалось около 15-20 минут. Всего в экспедиции было выполнено более 250 зондирований МОВ.

     В составе экспедиции от ВНИИОкеангеологии участвовали нынешние сотрудники института Глебов В.Б., Буценко В.В., Иванов М.В. В вылетах на лёд участвовали члены СМУС: Олег Смирнов, Дмитрий Безумов и Дмитрий Голынский. Для ребят это был их первый рейс, поэтому яркие впечатления от него останутся с ними на всю жизнь.

Фото: Смирнов О.Е.

 

     "Может быть, кому-то это покажется невероятным, авантюрным или странным, но летом 2010 года несколько девчонок-подружек отправились, пожалуй, в самое удивительное путешествие своей жизни, туда, где самые белые льды, самые белые ночи и самые белые медведи – в Арктику.

     А этот дневник, наверное, самый ценный документ из всего множества экспедиционных документов. Мы вели его все вместе, от этого он похож на лоскутное одеяло. Пусть где-то не выдержан стиль или корявенько построено предложение, но это делает его живым, трогательным и красочным.
     Мы попытались рассказать здесь о событиях, о людях, которые были с нами, о специфике  жизни на корабле и о волшебной ледяной сказке. И пусть в чём-то наш дневник не объективен, что-то упущено, на этих страницах всё так, как мы увидели, почувствовали, а ещё здесь то, что казалось нам самым важным.

      Кто-то ещё не раз будет в Арктике, кто-то никогда сюда больше не попадёт – но, в любом случае, эту экспедицию, самую первую свою арктическую экспедицию каждая из нас запомнит в деталях и будет с теплотой вспоминать всю жизнь. (Ж)

     Только Крайнему Северу свойственны такие явления, как полярный день и полярная ночь, постоянно мерзлые грунты (вечная мерзлота). Ощущая недостаток тепла, живые организмы здесь направляют много усилий на его экономию, на борьбу с холодом. Словом, жизнь в этих районах развивается уже "на пределе" возможного, и отсюда хрупкость, неустойчивость, особая уязвмость местной природы. (Ни)". (читать Дневник)

     "И вновь она пришла – очередная неожиданная новость от начальства! Родина позвала нас на Ямал…=) Нет, не на полуостров на севере России, хотя туда тоже интересно было бы попасть! А на атомный ледокол Ямал. А мы – это второй сейсмический отряд в экспедиции «Шельф-2010»…

     Нас было всего четверо. И пилот. Два простых как валенки бывших одногруппника-геофизика – я и Димарик. Мы с ним на тот момент прожили на корабле 1,5 месяца в одной маленькой каютке, были добрыми соседями и не представляли жизни на корабле друг без друга. Игорь – веселый и улыбчивый взрывник, который так много нам всего интересного рассказывал про свою работу. Виктор Андреевич, наш доблестный защитник от медведей, загадочный романтик возраста лет 55, который так часто ходил в одиночестве по палубам Академика Фёдорова со своим фотоаппаратом и всматривался вдаль. Ну и конечно наш лихой пилот вертолета – Михаил    Львович   (или  по-простому  Львович).   Его   виражи

 перед заходами на точки нам никогда уже не забыть. =) Все мы были полны бодрого духа и энтузиазма, всем хотелось выполнить план в 250 точек-зондирований, и, судя по всему, оставшиеся 77 точек предстояло сделать нам почти без помощи первого отряда. За те полеты, которые до этого проходили с борта Академика Фёдорова с нашим маленьким Ми-2, мы научились слаженно работать, и стали отличной командой. Всё было в наших руках, план вполне можно было выполнить, только бы не подвела погода…

     Нам все завидовали на Академике Фёдорове – ведь Ямал казался таким желанным и загадочным! Столько слухов о нём ходило: и вино на обед, и икра красная столовыми ложками, и продуктовая лавка с пивом, и личный фитнес-тренер в тренажерном зале, и сауна с бассейном, и массаж после всего этого... =) Конечно, мы были рады переезду, и понимали, что нам несказанно повезло. Но в то же время мы чувствовали на себе серьезную ответственность. Нам с Димариком предстояло самостоятельно проектировать профили, без помощи старших коллег, самим принимать решения о вылете, самим обрабатывать полученные  материалы. Вроде всему нас научили, всё умели, но всё равно волновались. Главное – ничего не забыть… Аппаратура, компьютеры, немного одежды…гитара. Брать – не брать? Вертолет маленький, вдруг не поместится, да и вообще как-то глупо гитару с собой с корабля на корабль таскать… «Эх, хрен с ним – подумал я, – проживу 2 недели без песен»... /«Да и х..й с ним: буду биться за бесплатно!» - (с) Большой куш/.

     Всё готово. Вышли на вертолётку. На улице темно – уже давно кончился полярный день – и вертолёт взмыл в эту темноту. Пара минут – и мы уже садились на Ямал…

     Нас встретили сразу по-деловому. Игоря со взрывчаткой сразу отвели в комнату для хранения ВВ, Виктор Андреевич также решал дела с хранением ружья. Все мы были  взбудоражены, но скоро нас провели по коридорам до наших кают (кстати, у каждого была своя отдельная каюта), и первое впечатление уже было составлено. В первый раз корабль показался очень большим и запутанным, коридоры узкие, длинные, трапы очень крутые. Впрочем, сами каюты оказались просторные и уютные, хоть и отделанные по-советски… Вообще по выражению Димарика по сравнению с Академиком Фёдоровым на Ямале всё очень «топорно» сделано. Да простят мне эстеты мои мысли, но…чёрт побери, какой же там был крутой туалет (или гальюн, мы же уже в теме =))! Слив осуществлялся…педалью! После нажатия вода прямо из водопровода начинала «дристать» под бешенным напором, чуть не выливаясь через края унитаза. Я теперь думаю, что сливные бачки – это для слабаков! Чтобы сработала эта педаль, приходилось прикладывать нешуточное усилие, у Димарика даже не с первого раза получилось! =) Смешной, в общем, этот гальюн был, что и говорить. В остальном быт был схож с тем, что мы видели на Академике Фёдорове.

     С первого ужина мы поняли, что кормить нас здесь будут очень сытно и вкусно. Экипаж весь оказался очень дружелюбным и отзывчивым, поэтому чувствовали мы себя очень комфортно. Бодрствовать нам предстояло во время светового дня, а значит в ночь по судовому времени. Конечно, за 12 часов мы захотели бы есть, поэтому ВА сразу занялся налаживанием каналов поставки провизии на камбузе. =) На первую рабочую ночь мы были обеспечены чаем, сахаром и…пампушками! На Ямале мы открыли для себя это блюдо – борщ с пампушками (я и слова-то такого раньше не знал), оно нам всем очень понравилось и запомнилось. А пампушки – это такие сдобные булочки с чесноком (поэтому в каюте ВА, у которого мы все собирались пить чай, чесноком пахло ещё дня два после того, как мы их съели)! =)

     Первые дни оказались довольно напряженными – мы летали практически каждую ночь, по 2 вылета (а один раз даже 3), а между приёмами пищи спали. К нашей радости, всё у нас с первого раза получилось, мы работали полностью автономно от руководства на АФ, так, как оно и планировалось с самого начала. Количество сделанных точек росло, мы этому были рады, но хотелось уже и отдохнуть денёк…  И вот он настал – день с плохой погодой, когда мы никуда не полетели. Тогда мы в полной мере сумели насладиться ямальскими прелестями… Игорь с Димариком занялись тщательной разработкой плана нашего досуга, и через полчаса мы все вчетвером приступили к его реализации. =)

     Для начала – прогулка по кораблю и фотосессия! Световой день позволил сделать хорошие снимки, а нашим штатным фотографом был ВА. На корабле разрешалось ходить где угодно, поэтому мы поднялись на рулевой мостик (конечно, предварительно предупредив). Вид оттуда широкий и впечатляющий. Ледокол идёт довольно быстро, но не по воде, а…по льду! Впереди – чистое ледовое поле, а он прёт и прёт себе, как ни в чём не бывало! А под ногами – реактор! Именно на мостике мы осознали, что оседлали ядерную энергию, энергию будущего! =) Пофотографировались с вахтенными помощниками капитана, пообщались с ними – отличные ребята, дружелюбные и отзывчивые. Только под конец подошел сам капитан и вполне спокойно попросил «не мешать вахте» (ну начальник же всё-таки, как замечание не сделать=)).

     Следующим пунктом программы стоял спортзал. Вначале – спортивные игры: баскетбол, волейбол и футбол. Какое же это счастье – попинать мячик! Боже, как же этого не хватало 1,5 месяца! Те, кто часто играет, меня поймут! И пусть спортивный зал не очень большой, но сам факт не мог не воодушевить на новые производственные подвиги! =) После лёгких спортивных игр – тренажёрный зал. Личного фитнесс-тренера там хоть и не оказалось, но оказалось очень много снарядов и тренажеров на все группы мышц. Жаль, что с нами не было Лёхи – он бы оценил их по достоинству…

     После того, как размяли мышцы в зале, отправились на водные процедуры. Посидели в сауне одной, потом в другой. Охлаждением служила забортная морская вода из душа-жарко! Потом плюхались в бассейн... Вода там тоже из самого Северного Ледовитого океана, но уже согретая, конечно! Так что мы немногие, кто может похвастаться, что купался в водах Северного Ледовитого океана! Плюхнулись, поплескались, поплавали. Ну конечно бассейн несколько поменьше, чем ВМФ, но тоже хватает места! =) Потом опять сауна, опять бассейн... Потом сидели, ждали массажисток, но они почему-то так и не пришли… =( Но мы все равно чистые и довольные отправились пить чай в каюту к ВА…

     Посиделки у ВА мы проводили ежедневно. Очень интересно было узнавать ближе Игоря и ВА, оба оказались очень интересными, веселыми собеседниками, полными разнообразных историй из жизни. Я получал искреннее удовольствие от их рассказов. Короче, у нас была хорошая уютная маленькая компания, без начальства, без лишней суеты, мы чувствовали себя свободными и счастливыми. И люди все подобрались замечательные.

     Впрочем, в минуты одиночества в каюте иногда налетала грусть. Всё-таки на Фёдорове мы всё время жили вместе с Димариком, и почти никогда не оставались одни, поэтому особо и не грустили. А на Ямале, бывало, лежишь один в тёмной каюте, играет грустная музыка в плеере, и мысли, мысли, и никуда от них не деться… Гитары рядом не было, и я не раз об этом пожалел (сколько раз ведь себе говорил, что надо брать её с собой даже в самую маленькую поездку)! На самом деле, просто уже думалось о доме, о близких и друзьях на берегу, о бесполезно прожитых днях, и о всякой подобной ерунде…

     На Ямале я открыл для себя очень хороший способ грустить. Получилось это случайно. Меня позвали Димарик с Игорем играть в баскетбол. А я тогда досматривал один грустный фильм, и сказал, что подойду позже, когда закончу смотреть. Фильм закончился, он произвёл на меня сильное впечатление. Полежал чуть-чуть, погрустил, послушал музыку. И пошёл в зал, хотя и не очень хотелось, мысли не давали покоя, но просто ведь обещал уже. В зале никого не оказалось, ребята уже ушли в тренажёрку, но раз уж я пришёл, я решил покидать мячик. Предварительно взял ещё с собой плеер. Поставил там грустную музыку на полную громкость и стал кидать «трёшки». Это оказалось очень здорово – мячик так монотонно залетал (или не залетал) в корзину,  я его подбирал и кидал вновь. А в ушах музыка. И я подпевал тоже, и было такое удивительное ощущение свободы и гармонии…которое и не передать. Но если у вас когда-нибудь будет подобная ситуация, когда вы окажетесь рядом с пустым баскетбольным залом, у вас будет настроение погрустить, и плеер с соответствующей музыкой – попробуйте, оно того стоит!

     Запомнились ещё часы, проведённые на ПУПе с пуповчанами. =) ПУП – это пункт управления полётами, а пуповчане – это те люди, которые там обитают: вертолётные техники, штурман и пилот Львович. Мы с ними сдружились, они нам рассказывали всякие истории из жизни, связанные с вертолётами и не только. Все хорошие люди.

     Я не буду рассказывать о полётах и о нашей работе. Она была, это было интересно, бывали трудные моменты (однажды мы чуть не утопили в скважине шнек от мотобура, и даже послали Львовича слетать за ломиком на корабль, чтобы его вытащить – весь ледокол, по его словам, хохотал=)), бывали весёлые. На последнем вылете Игорь взорвал последнюю оставшуюся взрывчатку в верхней части пробуренной скважины у поверхности – получился фейерверк из воды со льдом. ВА пустил сигнальную ракету в воздух, а мы с Димариком бегали по льдине, как сумасшедшие, от радости: план был выполнен, работы закончились, и впереди была дорога домой. Мы надеялись провести ещё несколько дней на ледоколе и отдохнуть вдоволь. И хотя мы все последние дни сидели на чемоданах, потому что нам говорили, что можем полететь, в конечном итоге мы провели в этом санатории на воде ещё около недели…

     Несмотря на то, что на Ямале было очень интересно, в последние дни мы уже стали скучать по тем, кто остался на Академике Фёдорове – все-таки там у нас собралась весёлая компания. Мы прилетели глубокой ночью (по судовому времени), и никак не ожидали, что кто-то будет нас встречать. И тем приятнее было увидеть целую толпу ожидающих на вертолётной площадке улыбающихся ребят и девчонок. Так и закончилось наше маленькое путешествие на другой корабль, и, конечно же, мы благодарны судьбе за то, что она предоставила нам шанс пожить на атомном ледоколе! А ведь простые туристы платят за такую путёвку по 20 000$..."

Смирнов Олег