Комплексная экспедиция MSM44 прошла в июле 2015 года, стартовав 30 июня в порту города Нуук (Готхоб) и окончившись там же 31 июля 2015 года. Работы осуществлялась на немецком научно-исследовательском судне Maria S.Merian (порт приписки Росток, Германия). Целью экспедиции был сбор полевого материала для изучения поздне-плейстоценовой и голоценовой истории развития Гренландского ледникового щита, а именно: реконструкции истории развития ГЛЩ в заливе Баффина в прошлом; оценки степени влияния океанографических условий на историю формирования и развития западной части ГЛЩ; совершенствования и калибровки существующих методов исследования.

        У берегов Зелёной земли. Всё хотела рассказать о своём уникальном опыте, но не доходили руки. Заранее прошу прощения за стиль изложения, это будет немного сумбурно. Представлюсь: меня зовут Вика, в 2013 году я закончила российско-немецкую магистерскую программу, отучившись два семестра в СПбГУ и семестр в Кильском университете, а потом отработав два месяца в лаборатории AWI под руководством Рюдигера Штайна, Йенса Маттиенсена и Йюты Волленбург. После этого получила место во ВНИИОкеангеология, а также параллельно выполняла административную работу для профессора Йорна Тиде в Институте наук о Земле СПбГУ. Зачем я рассказываю это? Затем, что именно эти знакомства и привели меня на борт корабля в июле этого года.

          Отправляясь в путешествие, я с надеждой беру с собой маленькую тетрадочку, или блокнотик, пару карандашей, ручку и может даже точилку для карандашей. Нет. Рисовать я не умею, просто каждый раз я надеюсь, что запишу по горячим следам все те эмоции и впечатления, что обязательно появляются в ходе путешествий. Обычно, когда что-то происходит и жизнь наполняется новыми красками в виде образов, в моей голове либо гуляет ветер, перебрасывая из одного угла 

в другой отдельные эпитеты, набившие уже оскомину всем, либо в голове крутится лишь одна мысль «не верю». Так было и в этот раз, когда я стояла на палубе и пыталась насытиться всей этой красотой глазами, в голове не было слов, было лишь ощущение, что я зритель, который сидит перед большим экраном внимает очередной передаче из разряда national geographic. В контексте путешествий и прочих развивающихся в новом ключе событий время приобретает совершенно новые оттенки. Время как таковое перестаёт быть чем-то неизменно оценивающим протяжённость события, иногда оно растягивается, что можно уловить каждое мгновение, а порой оно летит вперёд без оглядки и не думает останавливаться. В конце концов, все мои затяжные попытки произвести на свет что-то читабельное заканчивались через пару недель, когда воспоминания покрывались пылью, фотографии становились просто картинками, а ощущение реальности всего, что происходило, уходит навсегда. В этот раз я пошла ещё дальше, прошло уже четыре месяца с окончания экспедиции, картины всплывают перед глазами, но это лишь отрывки воспоминаний. Да будет так. Это не будет отчёт об экспедиции, пусть это будет фотоальбом о моём чудесном путешествии.

        Гренландия! Серьёзно?! Я не верила своему счастью, что смогу побывать на этом загадочном острове, острове, покрытом льдом, острове, заселённом таким необычным народом инуитами (так называют себя гренландские эскимосы). Меня ждали несколько дней пути, но тем интереснее было заранее готовиться к тому, что я увижу собственными глазами. Оффлайн карты Гамбурга, Копенгагена и Нуука были загружены в мой телефон, вещи собраны, оставалось только время, отделяющее меня от отправной точки путешествия. Настал день отправления из Санкт-Петербурга. Понеслось. С этого дня началось путешествие длиною в три дня. Перелёт до Гамбурга, где я встречалась со своими коллегами, потом до Копенгагена, откуда летает прямой рейс до Кангалуссуак (Kangerlussuaq), откуда уже на маленьком самолёте летят в Нуук. Конечно же, все города, которые удаётся посмотреть мельком за пару часов, оставляют ощущение недосказанности. Но, к сожалению, каждый раз

приходится осознавать и принимать такие особенностиделовой поездки. В Гамбурге мне удалось немного ближе познакомиться с городом, взглянув на него другими глазами, а Копенгаген слился в пару воспоминаний о поисках Русалочки во тьме. Неожиданным потрясением стали проблемы на границе связанные с моей визой, к счастью, всё разрешилось и, вымотанная, я села в большой лайнер, и мы полетели в сторону Зелёной земли. На выходе с трапа самолёта меня ослепило солнце, такой роскоши не было в Европе. Пересадка в маленький самолёт, небольшая потасовка за места у окон, фотоаппараты наготове. Час над ледяными просторами под мерный звук мотора пролетел незаметно, иногда приходилось заставлять себя отрываться от этой безумной красоты. Для меня это было нечто особенное – видеть огромную шапку льда и различать ледниковые формы рельефа, о которых раньше только читала в книжках.

      Столица - населённый пункт Нуук, или как он называется по-настоящему - Готхоб. Когда я готовилась к отъезду, я изучила несколько отчётов путешествий в Гренландию, как я уже говорила, скачала офлайн-карту на телефон и решительно хотела посмотреть этот город. После моих чудесных приключений на границе я была невероятно счастлива просто оказаться на этой земле. Мы ехали на автобусе от аэропорта, солнце светило в глаз, и меня не покидало чувство какой-то нереальности всего происходящего. После пары поворотов уже видно побережье и домики. Всё оказалось, как и описывали ребята в своих туристических заметках – малоэтажные личные домики у берега и чуть в стороне от центральной части уже большие многоквартирные дома. И вокруг одни скалы, мох, лишайники и воздух. Однажды я уже наблюдала арктический пустынный пейзаж – на Земле Франца Иосифа, только там впечатление дополнялось апокалиптическими видами забытой людьми старой

советской техники, на половину заброшенной метеостанции и меркло светящимся за занавесом тумана солнечным диском. Здесь же нас встретило ослепительное солнце, запахи весны и явно оживающая природа. Размер города, конечно, не впечатлил, но эти радужные домики, ровными рядами усевшиеся на берегу залива, не могут не запасть в душу. Оказалось, что в принципе за пару часов можно обойти город и так называемые достопримечательности Нуука. Тем не менее, время проведённое здесь оставило неизгладимые впечатления, в основном за счёт сочетания потрясающей погоды и впечатляющих пейзажей. До отхода судна из порта мы застали тот короткий миг северной весны, когда солнце топит последние снежники и согревает промёрзшие породы. Перед отлётом же, после окончания экспедиции, мы насладились великолепием летнего цветения скромной, но непередаваемо красивой северной природы.

          Корабль, который на месяц стал моим домом – это немецкое научно-исследовательское судно Maria S.Merian. Судно новое и очень комфортабельное, хотя сравнивать я могу только с российским НИС Профессор Молчанов, на котором я провела месяц в ходе экспедиции «Ямал-Арктика 2012». Приятной неожиданностью стало наличие интернет соединения, а также спутниковая связь, которая позволяла общаться с родными даже на таком огромном расстоянии. Работы в ходе экспедиции проходили в основном на шельфе Западной Гренландии, а также в районе границ распространения сезонного морского льда. Продвигаясь на север, мы проводили батиметрическую съёмку дна, отбор проб живой фауны и донных отложений. В основном районе работ, на севере шельфа в бухте Мелвилл, мы провели детальную съёмку подводного рельефа с целью обнаружения следов отступания ледника в позднем Плейстоцене. Впервые в этом районе были выполнены такие подробные съёмки морского дна, которые в будущем послужат уточнению карт рельефа морского дна в заливе Баффина.

     Работа геологической группы, частью которой являлась и я, заключалась в отборе проб донных отложений с помощью различного оборудования. В основном использовалась гравитационная колонка, а для сбора неповреждённых поверхностных проб использовались бокс-корер и мульти-корер (прошу прощения за англиканизмы, но думаю, что мой стиль изложения даёт мне право на такие вольности). За отбором проб следовал длительный процесс сканирования, вскрытия, описания, фотографирования и отбора проб для дальнейших исследований. После первичного инструктажа на основе первых колонок в мои задачи стало входить описание кернов согласно процедуре ODP. Близость к берегу определяло особенности осадков. В основном все колонки сложены гемипелагическими песчанистыми илами серого и серо-оливкового с высоким содержанием терригенного материала, переносимого льдами. В некоторых пунктах наблюдения было отмечено наличие карбонатных раковин фораминифер и раковин крупных двустворчатых

1/1

 моллюсков. Вместе с осадками бокс-корер часто поднимал на поверхность представителей придонной фауны. На корабле, когда я наблюдала за работами других групп (геофизиков и биологов), передо мной воочию предстал весь огромный спектр гео-работ. Каждый новый факт, все новые данные, которые добываются в ходе подобных исследований, являются новым шагом на пути постижения Мирового океана, который продолжает хранить в своих глубинах множество тайн, что будоражат воображение романтиков. Ведь все мы такие, именно за такими моментами – моментами свободы в познании окружающего, мы и пришли к такой работе. Мне нравится понятие, которое принято в Европе, - это geoscientist. Оно объединяет в себе всех тех, кто изучает нашу планету, да, различая геологов и геофизиков, геохимиков и океанологов, географов и геоморфологов. Но, в конечном счёте, мы все представляем собой общность профессионалов, которые стремятся познать окружающий нас мир.

     Нам невероятно повезло с погодой. Всё время была чудесная погода, порой даже хотелось, чтобы море хоть немного поволновалось, а то создавалось ощущение, что мы плывём по бассейну. Первые айсберги, появившиеся на нашем пути, вызвали щенячий восторг и многочисленные щелчки затворов фотокамер. Мы не могли оторваться от этой красоты и часами стояли, внимая безупречной тишине. Массивные глыбы льда причудливой формы пронзительно голубого цвета, отражающиеся в зеркале воды - чем ли не повод поохотиться за прекрасными картинками? И чем дальше мы шли на север, тем больше льда мы встречали на своём пути. Это невероятное зрелище причудливых линий и ослепляющего сияния. После прохождения полярного круга полярный день наполнил наши дни непрерывным солнечным светом. В честь этого на борту судна я прошла своё полярное крещение и даже получила об этом сертификат. Это был интересный опыт интер-национального единства на судне, где все становятся такими родными все за месяц. Поле объединяет и сближает людей, это я уяснила ещё со студенческих времён, каждый выезд, каждый новый опыт давал мне интересные знакомства, кучу воспоминаний и новый неоценимый опыт. Меня очень порадовали отношения на судне, всегда можно было подняться на мостик и поболтать с помощниками капитана, они всегда были открыты, чтобы рассказать про особенности морского дела.

1/1

     Путь домой. Я, как настоящий «вечный студент», оставила множество не решённых вопросов и дел на последние дни, которые волшебным образом превратились в последние часы. Как всегда и бывает, завершающие часы любого невероятного приключения ломают представления о времени и заставляют его нестись с утроенной скоростью. Такие моменты наполнены ожиданием перемен, смешанным с тоской по безвозвратно ушедшим дням. В ночь с пятницы на субботу я слонялась по затихшему кораблю, поглощая глазами ставшие родными повороты и изгибы, палубы и силуэты. Я знала, что мне вставать, через 2,5 часа, но сон не шёл. В четыре утра позвонил будильник, с нетрезвой головой я прощалась с кораблём, когда через полтора часа третий шаттл унёс меня на красную землю. История нашего пути – это история о том, как один простой туман сломал все наши планы. Уже подъезжая к аэропорту Нуука, я видела волны тумана, постепенно съедающие пространство, уже тогда у меня закралось подозрение, что день будет долгим, очень, очень долгим. Аэропорт Нуука – это две комнаты: комната прибытия и комната отправления, а ещё это вода по цене равной цене кофе – 35 датских крон, и пронизывающий ветер снаружи после печальных и усталых взглядов внутри. Судя по слухам, которые возникали в комнате отправления, туман полностью покрыл западную часть Зелёной земли, вызвав задержку всех мелких рейсов. Уныние ожидания в Нууке, голод и усталость сменились лёгким воодушевлением в Кангалуссуаке, когда мы получили ваучеры на питание от авиакомпании номиналом в 100 крон. Очередные 4 часа ожидания и мы летим в Копенгаген. Я плохо помню путь,

 организм отказывался функционировать на пределе и просто выключал уставший мозг, разрешая делать перерывы только для приёма пищи. Мы приземлились в половину первого ночи в аэропорт Копенгагена, наш самолёт до Гамбурга улетел 6 часов назад. После недолгих прощаний (пара человек покидали нас) основная группа направилась на вокзал Копенгагена ждать поезда до Гамбурга (отправление в 5.30). Да-да, нас ждали очередные 4 часа ожидания, правда, в этот раз без удобных скамеек в зоне ожидания, а прямо на полу, среди рюкзаков, одежды и чужих ног. Спать на кафельном полу оказалось достаточно холодно, вместе с холодом наваливался очередной приступ усталости. Мы играли в игру, где надо угадать своего персонажа, мне очень хотелось спать, и я долго не могла угадать Майкла Джексона. Я плохо помню наш путь по Дании, организм осознал, что тело посадили в относительно безопасное место и приказал мозгу спать, сил сопротивляться не было, мы спали все: боком, сидя, через проход, на столе, прислонившись к окну, – спящее состояние четко обозначало принадлежность особи к группе измождённых экспедиционщиков. Проснулась я от резкого гудка и просьбы покинуть вагон на время перехода через пролив. Что? Оказывается поезд заехал в паром, на котором нас вместе с автомобилями перевезли на немецкий берег. В половину одиннадцатого следующего дня я была в Гамбурге, и только фотография с палубы парома доказывала, что я вообще на нём была. Гамбург меня встретил 1-августовским гей-парадом, который я к счастью почти полностью проспала.

          Это были наполненные удивительными событиями пять недель. Пять недель новых впечатлений, знакомств, знаний, открывающихся перспектив. Это был неоценимый и очень важный для меня опыт, который я, надеюсь, смогу применить в будущем.

       Спасибо, что дочитали до конца и надеюсь, что фотографии дополнили этот неуверенный текст.

Небольшой дневник по ходу нашей экспедиции вели мои коллеги из MARUM, с ним можно ознакомиться по ссылке.

 

Виктория Афанасьева